Как ты пришёл к тому, чем сейчас занимаешься? Ты учился на художника анимации?

В университете я изучал право, и в то же время работал на студии, специализирующейся на визуальных эффектах в кино и рекламе. Меня интересовали все аспекты производства анимационного фильма: от написания сценария до технологии создания кукол. Я смотрел курсы Stan Winston School и очень много практиковался. Планировал поступать на магистратуру в SCAD (США). В итоге увлекся стоп-моушеном. Сейчас я делаю анимационные фильмы и кукол для телевизионных сериалов в собственной студии «Red Deer».

Расскажи о своем последнем творении — гепарде Cheetah. У этой куклы довольно необычная механика.

Она действительно отличается от других моих работ. Фигура выполнена из силикона. У неё большая шарнирная голова, поверхность мордочки местами намагничена. Таким образом можно легким движением менять мимику рта, положение зрачков и бровей.

Стилистика героев твоего анимационного фильма «Mr. Deer» сильно контрастирует с жизнерадостным гепардом. Откуда взялась идея и чем ты вдохновлялся?

Гепард выполнен в упрощенном забавном стиле, поскольку сделан для детского телевизионного мультсериала “Friendies’ Park”. «Мистер Олень» рассчитан на взрослую аудиторию. На его создание меня вдохновила первая поездка в Россию. В 2013-м я подал заявку на участие в кинофестивале «Письмо к человеку». Петербургская подземка настолько поразила меня, что каждый день вместо самого фестиваля я просто катался в метро, подмечал необычные детали, наблюдал за людьми. Мрачная обстановка, прохлада, шум поездов, угрюмые люди — атмосфера завораживала! Когда я вернулся домой, в тегеранском метро произошел несчастный случай. Всё это заложило сценарный фундамент в фильме «Мистер Олень».

Сколько людей работали над ним? У тебя есть свой постоянный творческий коллектив?

Я провёл множество курсов по дизайну и анимации у себя в стране. Для съёмок фильма «Mr. Deer» я отобрал десять лучших студентов — они и стали моей командой.

Расскажи о технических особенностях кукол для стоп-моушена. Как и из чего были изготовлены герои твоего фильма?

Мы сделали модели каждого из десяти персонажей, отформовали. Затем залили в формы силикон. Внутри каждой головы находится шарнирный череп. Через небольшие отверстия в силиконовой коже мимику некоторых персонажей можно регулировать. Подобная кукольная механика использовалась, например, в фильме Тима Бёртана «Труп невесты».

Есть много разных техник создания голов для стоп-моушен анимации. Прежде всего герою нужно выражать эмоции своим лицом, артикуляция должна совпадать с произносимой им речью. Часто для этого фрагменты лица делают съёмными. Чем более плавным должно быть изменение выражения, тем больше этих деталей требуется. У гепарда Cheetah, например, заменяемые детали носа и рта, всего 7 штук.

На создание фильма «Mr. Deer» выделялись какие-то субсидии или гранты? Как в целом ты оцениваешь финансовую поддержку мультипликаторов в Иране?

Мы получили государственный грант. Впрочем, он был не таким уж большим, но были оплачены все расходы на производство. Также качественное кино можно продать на телевидение, в том числе зарубежное. «Mr. Deer» мы продали каналу Arte France.

В России множество людей видели твой фильм в группе «Короткометражки | Short Films | Анимация» во Вконтакте. Объясни, почему это стало для тебя неприятным сюрпризом?

Я даже не знал, что мой фильм есть в Сети! Мы не выкладывали эту работу в открытый доступ по двум причинам. Во-первых, фильм всё ещё на фестивалях. Во-вторых, мы продали права на него компании Arte France TV, и согласно договору не должны были выкладывать его в Интернет. Безусловно, я рад тому, что любители короткометражной анимации в России видели мою работу. Но каждому фильму необходим период приватности до релиза, когда его могут увидеть только на фестивалях. Будь он полнометражным, потери были бы более значительными, поскольку он полностью зависел бы от продажи билетов в кино. Это не шутки! Нарушение авторского права в конечном итоге сказывается на общем уровне качества кино. Если никто не будет платить за этот труд, результат будет становится примитивнее и уродливее.

Какие анимационные фильмы и студии ты считаешь знаковыми в наше время и есть ли среди них примеры российской анимации?

На данный момент мои фавориты — американская студия «Laika» («Коралина в стране кошмаров», «Паранорман»). Всего за 11 лет они выросли в самую крупную и известную стоп-моушен студию мира. На втором месте моего личного чарта — английская анимационная студия «Aardman» («Уоллес и Громит»). О российской анимации до последнего путешествия я знал очень немного. Мне понравился анимационный фильм «Linden Tar», который ты мне показывала. Хорошая работа. В Москве я побывал на студии «Союзмультфильм», а в Петербурге — в «Мельнице» и «Рики». У России вообще потрясающая история анимации. Я говорю не только о кукольной, но и песочной, перекладной. Аниматора Александра Петрова знают во всём мире. В Иране у него много почитателей.

Ты говорил, что люди в России холодные и обстановка мрачная, но всё же ты вернулся. Почему?

Я пишу сценарии сам, а непривычная среда способствует креативности. Русские люди жесткие, сложные, очень сильно отличаются от иранцев. Меня это не отталкивает. Как художнику мне интересно подмечать различия в культуре и обществе.

Какой совет ты можешь дать нашим читателям, начинающим и продолжающим аниматорам?

Внимательно смотреть по сторонам, напитываться видами, историями, примерами качественных работ. Не закрываться, коммуницировать с миром. Черпать вдохновение из природы, истории и культуры своей удивительной страны.

Инстраграм Муджтаба Моусави

Share this

Leave a Reply

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
  Подписаться  
Уведомление о