Одним из интересных костюмов для спектакля «Муфта, Полботинка и Моховая борода» для театра у Нарвских ворот стал плащ ведущего. Художница хотела, чтобы ведущий выглядел как человек не из нашего мира: немного космический, сказочно-природный.

Требования к изделию были довольно расплывчаты: некоторая приглушенность цвета, плащевка на лице, объемные фактуры на изнанке с добавлением светоотражающих элементов. И карманов побольше. Еще БОЛЬШЕ карманов. Из-за ограниченных сроков эскиз не был отрисован достаточно подробно, поэтому пришлось сочинять на ходу. Нам в помощь художница отобрала референсы, в основном, работы известных авторов, занимающихся ручным ковроткачеством.

Понятное дело, что полноценный ковер за две недели мы соткать не успели бы, да и бюджет не позволял. К тому же ковер – не плащ, он может весить тонну, его не кидают и не теребят, он не требует стирки. С мыслями о том, как найти баланс между «уделать все тряпочками и ниточками» и «успеть хоть что-то», мы приступили к работе. Все сложные и непонятные штуки начинаются с пробника. Мы поскребли по сусекам, отобрали материалы и соорудили кусочек 50х50 см с разными вариациями фактур, которые просто и быстро делать, а смотрятся эффектно. Там были и части вязаных свитеров, и лоскуты, и вареная мешковина, и некоторые техники ткачества.

Было решено максимально использовать возможности мешковины, так как она замечательно подходила под концепцию, ее легко пришить, она заполняет сразу много пространства, и она дешевая). А также добавить местами объемные ковровые элементы и лоскуты с рваным краем. Честно говоря, хотелось запихнуть в ковер всё и медитировать над ним пару месяцев. Мешковину и ткань, из которой делают тряпки для пола (гениальная вещь во всех отношениях!), мы покрасили в несколько оттенков. Из-за разного состава и начального цвета хватило три крашения. Салатный, болотный и изумрудка на разных материалах дали большое количество неярких сложных оттенков, сочетающихся друг с другом. Для пряжи мы нашли хлопковую сетку с ячейкой в 1 см, затонировали в цвет и в нее ввязывали нити. Самые объемные кусты сделаны крючком полустолбиками с вытягиванием петель, светло-зеленые (шпинатные макарошки) – по классической ковровой технологии завязыванием каждой нити в основе, а серые лишайники-камушки связались обычными столбиками без накида и прекрасно смотрелись за счет фактуры пряжи.

По раскладке на плаще было сразу понятно, что к спине не должно прилегать ничего объемного и жаркого, чтобы актеру было комфортно работать. К тому же эта часть изделия была почти не видна зрителю. А вот в нижней части ковра мы развели буйство фактур и цвета.

Небольшое озерцо появилось почти в конце. Мы пришли на репетицию с недоделанным плащом, чтобы посмотреть, как это выглядит на сцене под театральным светом, и понять, куда двигаться дальше. Один из актеров спросил: «А где озеро?», повесил плащ на доску и ткнул пальцем: «Вот здесь точно нужно озеро, это же план местности!»

«Какое еще озеро?» – мы подумали про себя, закатив глаза (к тому времени мы уже ненавидели ковер всей душой). «Это гениально!» – сказала художница – «Оно там точно должно быть! Девочки, делаем озеро!».

Нам повезло. Действительно по сценарию герои посещали озеро. Это была 3-метровая вуаль в технике горячего батика, ее тоже расписывали мы. От нее оставался кусочек, который идеально вписался в плащ. На этом этапе мы добавили два внутренних кармана в ковре, два в плаще и огромный карман-кочку. Карманов много не бывает, но актеры были довольны.

Оставалось только доделать ковер и решить, как его крепить к плащу. Мы с самого начала придумали, что это должны быть разные изделия. Во-первых, по смете проходило две вещи, и нам так или иначе нужно было что-то предложить в качестве второго предмета одежды (без бюрократии никуда), а во-вторых, костюмеру удобнее хранить, стирать, утюжить. Отличной задумкой показалась идея с молнией по всему периметру, как это делается в куртках с подстежкой. Но выяснилось, что найти разъемные стопора для рулонной молнии – дело гиблое, а самые длинные готовые молнии были недостаточно длинными. Поэтому вернулись к старым добрым пуговицам, которые мы покрасили акрилом под металлик.

Как всегда бывает, фото готовой работы на актере не существует. Зато есть кадр, где наш коврик висит как тот самый план местности на дальнем плане и, хочется думать, удачно вписывается во всю историю.


Текст и фото: мастерская «Костыль и велосипед», плащ – Анастасия Маврина, ковер – Наталья Бушмина. Премьера состоялась в ноябре 2018 г. Художник-сценограф – Елена Соколова.

 

Комментарии: