Сабрина Карабаева, сценарист, мультипликатор

Наш документально-анимационный сериал называется «Что я здесь делаю». За два года существования проекта снято восемь коротких серий о жителях Екатеринбурга. Мы спрашиваем у случайных людей: «Что вы здесь делаете?», их ответы анимируем с помощью картонных и пластилиновых кукол. Когда зрители смотрят наши серии, они часто задают вопрос: «Как это сделано?», поэтому мы хотим рассказать обо всех этапах производства фильма – от поиска героя до отправки готовой работы на фестивали.

Comics1_WAIDH

Этап 1. Сценарий

Чтобы написать сценарий, нужно найти героя. Когда мы снимали первые серии, то выбирали место – вокзал, парк, митинг – и уже там подходили к случайным людям. Самое сложное – быстро объяснить, кто мы и для чего хотим пообщаться. «Обычные» люди, как правило, сразу отказывались или отвечали поверхностно и коротко, поэтому первыми героями стали «необычные» жители города. Со временем мы поняли, что если продолжим в том же духе, то все персонажи будут «странными».

Нам хотелось усложнить задачу, то есть брать интервью у тех, кто не готов откровенничать с первой минуты знакомства. Тогда мы стали договариваться о встречах с потенциальными героями заранее – это давало возможность подготовиться к разговору, и в случае необходимости встретиться еще раз, чтобы задать дополнительные вопросы.

Самое неудачное интервью длилось полторы минуты. В парке я подошла к женщине, которая сдаёт в аренду лошадей. На самом деле мы хорошо сработались: я задавала максимально глупые вопросы, а она давала максимально сухие ответы. В итоге мы всё-таки сделали из этого разговора забавную серию.

Первая аудиозапись интервью была плохого качества. Я записывала разговор на диктофон, и потом актёры читали текст героев. Со временем мы стали использовать реальный звук. Для этого пригласили в команду звукорежиссёра Сашу Тедера. С тех пор разговаривать с героями мы ходим втроём: я (Сабрина Карабаева, сценарист), режиссёр Маша Седяева и Саша. Пока я задаю вопросы, Саша пишет звук, а Маша рисует собеседника.

Саша Тедер, звукорежиссёр

Главное в записи интервью – найти баланс между хорошим звуком и комфортом человека, с которым говоришь. Классный звук был бы в стерильной студии с полной звукоизоляцией, но толку бы не было: если человеку некомфортно, то он не раскроется, а откровенность в нашем деле – самое ценное.

Когда находится герой фильма, я расшифровываю интервью, затем отмечаю в тексте важные моменты, и пытаюсь склеить обрывки мыслей в один монолог. Если это получается, то начинаю думать, какая картинка будет сопровождать слова.

Главный плюс работы в анимации – ты можешь придумать что угодно (например, взлетающий самолет), и это можно будет снять без бюджета. Потому что в нашем случае неважно, что в кадре – велосипед или самолет. И то, и другое будет сделано из картона, а значит одинаково стоить: благослови Бог винный магазин за углом, где просто так отдают картонные коробки.

Этап 2. Режиссерский сценарий

Черновые кадры → визуальные референсы → информация по теме → постановочные кадры → звуковая дорожка, черновая раскадровка → режиссерский сценарий → аниматик → чистовая раскадровка.

Маша Седяева, режиссёр-мультипликатор

В сценариях Сабрины, помимо речи героев, есть описание действия, которое будет происходить в кадре. Стараясь представить, как это может выглядеть, я накидываю черновые кадры. После этого мы устраиваем читку сценария, я показываю кадры Сабрине, и выясняю, правильно ли представляю то, что она описала.

Каждый герой, каждая история задает определенную атмосферу и настроение фильма. Ориентируясь на это настроение, я ищу подходящие визуальные и стилистические референсы, а также – всевозможную информацию по теме. Например, для серии про Таню – это то, как выглядят чешские города в Рождество, как выглядит героиня и её друзья, какая у неё комната и т.д.

что я здесь делаю раскадровка

Для серии про директора завода я изучала, что этот завод производит, для серии про ветеринара – историю ветеринарии как профессии, с особым уклоном на странные методы лечения, как выглядит ветеринарный кабинет и медтехника.

После насыщения информацией можно рисовать постановочные кадры – это такие картинки в цвете, которые могли бы стать реальными кадрами нашего будущего фильма.

Затем нужно написать режиссерский сценарий и нарисовать раскадровку. Это происходит почти одновременно. Параллельно я монтирую звуковую дорожку, добавляю там пауз, или наоборот шумы, заполняющие или синхронные. После того, как удовлетворюсь услышанным, прослушиваю запись с закрытыми глазами и записываю словами всё, что представляю – так получается режиссерский сценарий. Ну а потом довожу раскадровку до ума, думаю, где монтажные стыки надо делать, как камера будет двигаться, какой ракурс выбрать, как куклами управлять и т.п. После этого собираю аниматик, то есть смонтированный звук, проиллюстрированный кадрами из раскадровки. Считай, черновик фильма.

Последний этап – нужно нарисовать чистовую раскадровку. От черновой она отличается тем, что аккуратней, подробней, понятна оператору, художнику-постановщику, мультипликатору. В ней отмечаются эпизоды, сцены и монтажные кадры, специфические замечания для оператора (панорама, засвет, зуммирование, видео это или анимация и т.п.), указана прямая речь и подробное описание действия в кадре словами.

Этап 3. Создание героев и декораций

Когда раскадровка готова, мы начинаем создавать героев и декорации. Процесс такой: художник-постановщик Наташа Шицалова рисует объекты будущего фильма в масштабе 1:1 и раскрашивает их. Это нужно для того, чтобы художники могли без лишних вопросов браться за создание любой декорации или персонажа, и перед глазами у них был максимально подробный пример.

Вот, например, Махмуд. Он заклинатель змей, работает в цирке. Махмуд – один из второстепенных героев нынешней серии. Сцена с его участием самая эпичная: змея выйдет из-под контроля и совершит кое-что неожиданное.

Маша Седяева, режиссёр

Изначально появилась идея сцены в цирке. Нужно было придумать нелепый и абсурдный способ травмирования какого-нибудь животного. После того, как выбор остановился на змее, подавившейся чуть не целым зоопарком, придумался и заклинатель змей, руководивший этим представлением. Махмуд абн Рашид – это такой собирательный образ заклинателей змей, которых я видела на фотографиях конца XIX – начала XX века. Плюс он должен был контрастировать с предыдущим героем – голубоглазым моложавым фокусником.

Мы с Наташей, художником-постановщиком, целую легенду про него придумали – как Махмуд родился в Саудовской Аравии и был сыном шейха, но его выкрали и продали в рабство. После долгих перипетий и скитаний он попал в Индию, где постиг все мыслимые и немыслимые практики физического и духовного совершенствования. Но однажды ему было видение в образе прекрасной незнакомки, сказавшей ему, что она будет ждать его в екатеринбургском цирке в России. Он, не раздумывая, поехал.

Когда нужно быстро сделать персонажей, мы используем картон. Но, если хочется объёма в кадре, то я выбираю пластилин.

Начинали мы с гофрокартона. Его плюс в том, что в складки гофры легко вставлять деревянные шпажки и зубочистки для того, чтобы управлять куклами. Раскрасить его можно как угодно, а плоскостное изображение можно использовать, как особый стилистический эффект. Вроде бы примитивно, но при этом поэтично.

Потом плоские фигурки в кадре начали приедаться, и то, что раньше казалось стилем, начало превращаться в бедность в кадре. Захотелось объёма. В первую очередь – оператору Маше, поскольку плоских героев скучно освещать.

В «Тане» был переходный период. Тогда я делала объёмными только головы и только у главных персонажей, к тому же они были из раскрашенного гипса. Потом я замаялась возиться с гипсом и перешла на пластилин. Оказалось, его точно также можно красить, плюс у него есть преимущество в анимации: можно менять форму прямо под камерой без ощутимого ущерба конструкции. Конечно, так как он крашенный, сильно мять его накладно – образуются заметные трещины и приходится подкрашивать прямо в кадре. Поэтому для активных движений мы делаем суставы из проволоки.

В «Двойном назначении» главные персонажи уже полностью пластилиновые. Но там есть ещё 3d. Оно мне было нужно, чтобы показать механистическое, сюрреалистическое и милитаристское, и противопоставить его человеческому, живому, настоящему.

В «Завтра» я использовала картон, т.к. лепить сотню персонажей – это самоубийство. И опять же, чтобы не затянуть производство на годы, выбрала малый масштаб персонажей – все в высоту не более 5 см. Гофрокартон здесь не подходил, потому что в таком масштабе он бы выглядел очень грубо. Я взяла прессованный – он довольно толстый – чтобы его естественная толщина сходила за толщину человека. В кадре были десятки персонажей. Управлять ими синхронно на видео невозможно, поэтому снимали покадровой анимацией. Сочленения в телах были из проволоки, сохраняющей форму под весом картона.

«800 раз» снимался с жестким дэдлайном, буквально в один день, поэтому снова был выбран картон (тоже прессованный, но очень тонкий, как в коробках из-под хлопьев) и маленький масштаб (фигурки вновь не больше 5 см).

Для новой серии у нас нет лимита времени, а сценарий очень смачный и смешной. Поэтому мы вернулись к раскрашенному пластилину, позволяющему создавать эффектных персонажей. Декорации там опять же картонные, за исключением тех сцен, где нужно взаимодействие с водой – там мы используем пластик, чтобы в кадре не начало все расползаться от намокания.

Режиссер Маша Седяева о трёх самых интересных с технической точки зрения декорациях для «Что я здесь делаю»

Этап 4. Съёмки

Съёмки ведутся параллельно с созданием декораций. Когда всё готово для одной сцены, её снимает половина команды, а другая продолжает делать реквизит для следующих сцен.

Этап 5. Монтаж и сведение звука

Маша Седяева, режиссёр

Мне нравится монтировать самой. Был опыт, когда отдавала эту работу другим людям, но даже с хорошими монтажёрами мне некомфортно. Я ведь фильм видела ещё когда черновую звуковую дорожку монтировала. Он у меня в голове сидел всё время производства и сьёмок, и вот кто-то другой его монтирует – получается не совсем то, что я себе представляла. А поскольку я человек мягкий, мне порой сложно настоять на своем. Если монтажёр говорит: «Классно же!», я такая: «Ну да, наверно». И неудовлетворенная остаюсь. В итоге все фильмы сериала «Что я здесь делаю» полностью смонтированы мной. Зато трейлеры я с легким сердцем отдаю на монтаж другим.

Монтаж – это в первую очередь тайминг, ощущение времени, где нужно ускорить, а где замедлить, где сделать разрез. В аниматике оно совсем другое: когда на экране черно-белая неподвижная картинка, всё воспринимается совсем не так. И поскольку у нас чаще не покадровая анимация, а живая видеозапись, много критических решений принимается в монтаже. Иногда мы импровизируем на съёмках и возникают незапланированные в раскадровке кадры. Бывают ситуации, когда не клеится движение. Тогда я использую перебивки и другие хитрости. Покадровую анимацию тоже можно улучшить на монтаже, какие-нибудь фазы выбросить, или наоборот пауз добавить. Можно что-то слегка скадрировать или отретушировать. Обычно, если в нормальном режиме работать, на монтаж 5-минутного мультика мне требуется около недели. Потом я отдаю готовую картинку с черновым звуком звукорежиссёру Саше, чтобы он звук довел до ума. Убедительный звук заставляет поверить в реальность даже гофрокартоновых кукол.

Саша Тедер, звукорежиссёр

Ещё на этапе съёмок аниматорам и художникам требуются шум и звуки того, что происходит в кадре. Часть из них они находят сами, другую часть – побольше – нахожу я. Так делается черновой звук. Шумы находятся в специальных библиотеках, некоторые записываются на съёмочной площадке. Иногда это фейковые звуки: например, шаги по снегу имитируются с помощью мешка с крахмалом.

Когда монтаж на 90% готов, я продолжаю работать с шумами. Если требуется, заменяю те, которые были в черновом звуке. После того, как все звуки и музыка найдены и подставлены по монтажу на свои места, начинается сведение. Это тонкий процесс, когда ты складываешь все имеющиеся элементы так, чтобы они работали на художественный образ. Ещё сведение включает в себя, например, панорамирование: допустим, пролетел самолёт или девушка прошла слева направо – звук тоже переместился.

Очень многое подсказывает режиссёр, но я, как специалист, предлагаю разные варианты, чтобы звук максимально гармонично совпадал с картинкой.

Этап 6. Фестивали

Маша Седяева, режиссёр

Чтобы отправить фильм на один фестиваль, я трачу около полутора часов. Иногда больше, если, например, просят субтитры на каком-нибудь необычном языке, видео нужно в особом формате или диалоговые листы с таймингом по международному стандарту. Бывает надо что-то распечатывать и подписывать. В среднем я отправляю по 4-5 заявок в месяц, больше не успеваю. На некоторые фестивали наталкиваешься, долго читаешь правила, чтобы понять, что наш фильм им не подходит. Когда фильм новый, тут ещё возникает целая эпопея с приоритетностью фестивалей. На крутые кинопоказы хотят премьеру, желательно мировую. И вот тут начинается стратегическое планирование, куда сначала отправлять.

Я веду табличку с фестивалями, чтобы не запутаться во всём этом. Зеленым – то, что отправила, фиолетовым – то, что не стало отправлять, желтым – то, куда взяли, белым – то, куда планирую подать. По статистике.

Если вы хотите стать частью команды – пишите нам!

Youtube-канал ЧЯЗД

ЧЯЗД Вконтакте

 

Share this

Leave a Reply

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
  Подписаться  
Уведомление о